URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:33 

Just a perfect day

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Just a perfect day
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность
Персонажи: Габен, Гексли
Рейтинг: G
Сюжет: на песню Duran Duran - Just a perfect day

Just a perfect day

@темы: фанская фикция, соционика, повседневность, мастерская, Не подсматривай!

12:54 

Трумен Капоте, "Завтрак у Тиффани"

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)

@темы: рецензии

00:37 

What have we done

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: What have we done
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: ангст
Персонажи: Бальзак, Гексли
Рейтинг: PG-13
Сюжет: "Умерла так умерла", или как говорилось в том анекдоте? Но знаешь, в чем главная проблема?
В том, что никто не умирает.

What have we done
запись создана: 28.06.2015 в 15:16

@темы: ангст, соционика, фанская фикция

17:04 

Терри Гудкайнд, "Долги предков"

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)

@темы: рецензии

15:35 

Терри Пратчетт, "На всех парах"

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)

@темы: рецензии

00:35 

Хрустальный город

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Хрустальный город
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность
Персонажи: Есенин
Рейтинг: G
Сюжет: "Я был вчера в огромном городе, где совершенно нет людей..."

Примечания: ну, почти сонг-фичочек, господа.

Хрустальный город

@темы: фанская фикция, соционика, повседневность

19:04 

Переполох

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Переполох
Фандом: ориджиналы
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: юмор, эротика
Персонажи: Силия/Лиар
Рейтинг: R
Сюжет: Не злите темных эльфов. Особенно метаморфов. НИКОГДА.

Переполох

@темы: юмор, эротика, фанская фикция, ориджиналы

10:12 

Вольф Юрген, "Школа литературного мастерства"

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Старенькая моя рецензия на книгу одного хорошего автора. Да, я еще и рецензии пишу х)


@темы: рецензии

11:54 

Атмосферные явления

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Атмосферные явления
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность, флафф
Персонажи: Гексли, Габен
Рейтинг: G
Сюжет: Это у синоптиков по прогнозам жара, мороз и дождь. А у Габена - минералка, горячий чай и, конечно же, зонт.

Примечательно, что этот драббл в кои-то веки не разросся в сто страниц х) Все очень миленькое и маленькое. Посвящается Денису Дубовику: кажется, это его фотографию с зонтом я подсмотрела на фотовыставке "Московский дневник" ;)

Атмосферные явления

@темы: флафф, фанская фикция, соционика, повседневность

22:06 

Бамажки

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
***
(вдохновительница - Тэль)
Дождь этой ночью не идет - он бежит и мчится. Только взглянув на полотно света, льющегося из-под плафона уличного фонаря, можно заметить, до чего же он спешит куда-то.
По сверкающему асфальту сотня невидимых танцоров вытанцовывает что-то бешено-резвое, семеня тонкими ногами, ритмично щелкая каблуками и поднимая тучи брызг.
Зонт, поддавшись всеобщей эйфории, тоже пляшет над головой. Какой-то буйный канкан, высоко задирая свою саржевую юбку и выламывая ноги-спицы. Норовит совсем себя искалечить.
Ветер набросал под ноги тополиных веточек и листьев. Они лежат, свернувшись рогульками, и пахнут душисто и сильно. Чувствуется даже насморочным носом. Уцелевшие листья, освещаемые фонарем, влажно вспыхивают на ветру, словно кто-то перевил кроны тополя гирляндой лампочек.
Вдоль дороги тянутся длинные, горящие и кривящиеся цветные - красные, желтые, зеленые, оранжевые - полосы, от машин, фонарей и светофоров. И не просто тянутся, а, словно корни, уходят глубоко в отражение ночного мегаполиса в мокром асфальте и сплетаются там между собой, открывая новое измерение. От этого кажется, что под дождливым, гудящим, светящимся, неспокойным городом - существует еще один. Отраженный им и продолжающий его.
Который, конечно, тоже не спит по ночам.
В такую погоду широкие лужи обходишь осторожнее: того и гляди, ступишь ногой - и провалишься прямо туда, в город-отражение.
Синяя табличка с человечком, идущим вниз по лестнице, предупреждает: "Внимание! Спуск сегодня - возможен как никогда.
И потому категорически воспрещен".

***
Позади капризно кричал чей-то ребенок на весь зал. Он уже преодолел турникет, встал на ступеньку эскалатора и начал спускаться к поездам метро; а крик все не утихал. Он тянулся за ним, он волокся за ним, он влип в плечо, как комочек жевательной резинки, и растягивался в длину на несколько метров, до самого подножия эскалатора.

***
Начался ливень, да такой сильный, что согнулись деревья, а в комнате сразу сделалось светлее и серее.

***
Среди всех прозрачных, бесцветных, мутных, всеотражающих, как вода в пруду, окон выделялось одно. То ли оно было отмыто лучше остальных, то ли просто открыто под таким удачным углом, но оно - одно из всех отражало солнце. И сияло и блистало им настолько ярко и подвижно, что само походило на осколок солнца, застрявший в спутанных безлистых ветвях деревьев.

***
Солнце жило в его глазах и сейчас; правда, по-зимнему холодное, блещущее, как сквозь толщу льда, но по-прежнему яркое.

***
На такой высоте облака, для того, кто на них глядит, могут быть чем угодно: застывшими волнами пенного безбрежного моря или белыми пушистыми колосками волнующейся равнинной травы. Знаешь, иногда я смотрю на это все - и мне хочется остаться здесь. По пояс в волнах. Или в колосках. Не спускаться вниз. Здесь тихо, здесь спокойно. Очень чисто и очень свободно. Здесь меня не найдут ненужные и не потревожат суетные.

***
Солнце тоже бывает слепым. Чаще всего - матово-белым, но иногда матово-желтым и матово-красным. Когда оно не ниспосылает на землю томных жарких взглядов, не пушит золотистые ресницы по всей окружности своего глаза и не таращит-круглит его удивленно или возмущенно. Когда смотрит в одну точку, и само при этом - идеальный круг, очерченный каким-то небесным циркулем.

***
На крышу, покоящуюся на солнечно-серых длинных каменных колоннах, наползает огромное облако: растуманиваясь, разоблачаясь и поглощая ее всю.

***
Луна сжалась в комок и белеет так высоко и так холодно, будто кто-то, размахнувшись посильнее, запустил в небо свежеслепленным снежком. Ветер крутит ее и так, и эдак, отдувая от круглых боков по маленькой сияющей снежинке. Вскоре небо оказывается сплошь усыпано ими, и больше всего - около луны.

***
Приходи в мою жизнь погостить? Приходи в нее на приключения?
Я тебя не разочарую. Мы с тобой поселимся в любом заброшенном доме, какой тебе понравится. Надоест в нем жить - уйдем в другой. Мы прокатимся с тобой во всех разбитых трамваях, в каждом по разу. Мы не пропустим ни одной дороги со знаками "Проезд закрыт", "Прохода нет", "Пролет запрещен", "Прополз опасен". И даже рухнувшие мосты мы с тобой будем перепрыгивать играючи.
Ну так что? Мне ждать тебя в гости к себе в жизнь?

***
Когда оказываешься в заснеженном лесу и останавливаешься, не скрипишь снегом под ногами, и снежинки щекочут твое лицо, и деревья обступают тебя со всех сторон, изгибающие свои серовато-коричневые тела в разных фигурах танца, который был прерван на середине потому, что танцующих настигло и заставило вдруг застыть без движения заклятие сна; когда они протягивают к тебе свои руки и свешивают с них рукава, измочаленные ветрами до тоненьких ниточек - тебе начинает казаться, что самый громкий звук в окрестностях - это твое дыхание.
Небо - слишком светлое для серого и слишком темное для белого - свисает с деревьев холодной белой пеной. Весь пролесок оказался ею облеплен. Даже на самых тоненьких и слабых веточках она лежит в несколько легких слоев. Из-за этих ее слоев, горизонтальных штришков, шапок и шапочек толстые древесные стволы кажутся тонкими, а тонкие - так и вовсе прутиками. Полосками, темнеющими сквозь заснеженность. Странными скелетами деревьев.
Чем глубже в лес ты уходишь, тем уже и рыхлее становится тропинка, деревья - теснее друг к другу, просвет между ними - тусклее, и вот под ногами уже краснеют первые брызги раздавленных-раскровавленных в снегу ягод рябины.
Небо снежится над головой и высокими кронами. Глядишь на его темно-белые клубящиеся облака и чувствуешь себя внутри огромного сугроба - который медленно оседает на деревья и на тебя, окутывает мягким холодом, погружает в онемение и сонливость. И страшно, когда холод окутает теплом.
Не ходи дальше.
Деревья пробудятся от зимнего сна, пусть немного другими, но в этом же мире, а ты - уже не в этом.
Нет опаснее времени в году, чем тихая безветреная зима с легким снегом и мягким холодом. Потому что даже такая зима не бывает теплой.

***
Ночь блеснула в темные окна влажно (хотя над городом не шел дождь, причем не шел уже давно) и огнецветно. С тьдесят-какого-то этажа офисного небоскреба одним взглядом, наверное, можно было окинуть весь город: мерцающий черно-золотой чешуей из уличных фонарей, светящихся этажей, светофоров, мелькающих фар, бликов на погасших окнах - и тьмы, легшей на город непроницаемым покрывалом. Город, вдоль и поперек перевязанный толстыми оранжевыми лентами магистралей. Город, изрисованный и исписанный неоновой рекламой и указателями.
Он не стал включать свет, войдя в кабинет. Просто подошел к одному из окон (или стеклянной стене, это как посмотреть), которые здесь моют столь тщательно, что велик риск не то не заметить стекла и удариться о него лбом, не то не заметить его отсутствия и полететь вниз с тидесятого этажа, в сжавшиеся колючие золотые чешуйки. Он стоял и смотрел на неспящий город, а некий призрак, отраженный в стекле по ту сторону, смотрел на него. И цепочка огней, бегущих вдоль магистрали, вдруг вспыхнула в его темных глазах.
Нашла там свое продолжение.

***
Сегодня небо не просто серое. В него как будто выплеснули целую бадью серой акварели - молоко с дегтем - и оставили там плавать, в комках и сгустках, неспешно перетекать с одного края на другой. Тут и нормальный, не сидящий на "ангельской пыли", поверит в то, что небо над ним - жидкое. Достаточно просто поднять глаза.

***
По темному небу летят облака, легкие, серовато-бурые и, возможно, даже рыжеватые. Как клочья пыли, выметаемые с края мироздания, на котором, возможно, тоже кто-то решил прибраться.

***
Говорил он тихо, но жестикулировал при этом так безудержно, что производил впечатление немого.

***
Небо, конечно, перекатывало в себе множество оттенков серости, от церковно-серебряного до свинцового - но, по сути, оно повторяло цвет вод в пруду. (Странно, что не наоборот. У осени - свои причуды). В пруду плавали утки и чертили по его поверхности длинные и тонкие дрожащие полосы, расходящиеся в стороны. Только две из уток в дальнем конце пруда не плавали, а, забив крыльями и вытянув шеи, так и застыли над волнующейся водой без движения.
Потому что были они, строго говоря, двумя бронзовыми фигурами.

***
Небольшая черная птица - то ли ворон, то ли галка неподвижно сидит на дереве. Накрепко вплелась в крону ветвей, словно являя собой его продолжение. И дерево, и ворона отливали в саду из одного материала.
Мощеная дорожка уходит вверх и чуть изгибается. За спиной вода талого снега с журчанием сбегает в решетчатый люк, и по звуку чудится, словно кто-то за тобой крадется. Ползком или суча многочисленными лапками.
Вороны ходят по сугробам осторожно, высоко поднимая лапы, выдергивая их из рыхлого липкого снега.

***
Бока церковных куполов с запада отливали золотистой закатной медью.
Легкие бледно-розовые облака в беспорядке разметались по небу среди ветвей. Как будто недавно здесь отдыхала жар-птица, а потом спорхнула, оставив несколько своих перьев, которые все больше разгорались живым золотом и вот-вот должны были вспыхнуть и сгореть без остатка.

***
Весь ряд больших шарообразных ламп пришел в движение, когда по рельсам стремительно загрохотал электропоезд метро. Под потолком словно шевелилось тело огромной фосфоресцирующей гусеницы.

***
Тени, отбрасываемые голыми ветками, гуляли от ветра по всему асфальту. Из-за их беспрерывного шевеления начинало казаться, что по дороге расползаются трещины, вперед и во все стороны. И неизвестно, что случится дальше: то ли куски асфальта под ногами взлетят на воздух, то ли ухнут вниз в произвольной последовательности.

***
В утренне-сонном небе в хлопьях пепельных облаков луна светила по-ночному ярко и давала слегка даже неестественный ламповый свет.

***
В кучках пестрых безлистных, слегка бурых березок ели радовали глаз своим насыщенным бархатным темно-зеленым цветом.

***
Луна висела между крышами, словно огромный гонг лимонного цвета. Проснувшаяся кошка на самом сломе крыши потянулась и вильнула гибким хвостом, точно хотела ударить им в лунный гонг.

***
Знаешь, пожалуйста, никогда не пой песен про счастье. Никаких. Ты и про счастье поешь таким проникновенно грустным, тоскующим голосом, что невольно задумываешься: так уж ли хороша на самом деле эта штука, о которой никто ничего толком не знает, но все слушают - тебя.

***
Свет оранжевой лампы фонаря бьет точно в кленовый лист, в самую его середину, высвечивая и золотя каждую его прожилку-венку. А лист растопырил свою когтистую перепончатую ладошку, словно загораживая от света невидимое лицо. Ко всему прочему, по его тоненькой коже расползался (именно что расползался не застыл: с каждым днем он становился все шире, медленно, но верно) бордовый звездчатый ожог.
Оранжевый луч сквозь оранжевый лист.
Так что ты там говорил мне про квинтэссенцию осени?

***
Луна - за левым твоим плечом. Несмотря на то, что сегодня еще не полнолуние и она - только растущая, луна так осторожно касается уголка твоего глаза своим тоненьким заточенным лезвием белого серебра, что ты сразу же понимаешь: там, за плечом, - точно не фонарь.

***
Она вышагивала по линиям причудливого узора на асфальте , сплетенного из теней от веток. Получалось как по лабиринту: туда-сюда-сюда-обратно-туда-снова обратно... Опавшие листья похрустывали под ее ботиночками.

***
Иван Александрович Бунин все так же восстоял на своем постаменте, невозмутимо и приосанившись. Наверное, он единственный, кто этим пасмурным ветреным днем нет-нет да и не вздрагивал от холода. Пиджак Иван Александрович, несмотря на погоду, по-летнему скинул с плеч и держал свернутым в руках. А в свертке пиджака угнездилась банка из-под пива.
И вместо того, чтобы гадать, с какой попытки неизвестным шутникам удалось зашвырнуть-всучить эту банку Бунину, я предпочел думать, что Иван Александрович, дождавшись позднего темного часа неуловимых граффитистов и расклейщиков объявлений, молодецки спрыгнул с постамента, прогулялся до ближайшего ларька, а вот пробежаться после до ближайшей урны уже поленился.

***
Выйдя из-под земли на мраморную площадку, я стала ангелом. Три или даже три с половиной минуты я была ангелом - сизокрылым, в черном пальто, двигающимся в смерче из перьев. И птиц.
Голубиная колония, разбитая на территории Ленинки, провожала меня до самого крыльца и тяжелой входной двери всем составом.

***
Четыре на Староарбатских часах. Не пробило, а вдруг... заиграло.
Наверное, поэтому я обратил внимание на висевшие под циферблатом колокола. Но вот в чем небольшое и странное чудо: их купола не раскачиваются и даже языки не шелохнутся. А песня все равно летит, многоголосая, бронзовая: там-талидалидам-талидалидам... Вроде даже минутная стрелка замерла на мгновение дольше положенного, чтобы послушать эту песню. Песню молчащих колоколов, словно жалеющих о том, что не могут запеть. Может быть, от этого она получалась у них настолько... печальной.
... хотя на самом деле часы всего-навсего загораживали двух мужиков, между художниками и продавцами матрешек, наигрывающих колотушками на висящих, широких как коврики, бронзовых пластинах...

***
Свет уличные лампы дают по-настоящему осенний: сильно тусклый, и в то же время насыщенный... Или нет, не так. Насыщающий. Насыщающий своей тусклостью темноту вокруг фонарей.
Это очень темно-оранжевый цвет, до того темно-, что темно до горечи, глаза ощущают его привкус, как на срезе кожуры у померанца.
Между деревьями - при свете серого дня такими пооблетевшими, а сейчас такими разбухшими от вечерней сырости - вдруг промелькнул контур большого кленового листа. А потом он сделался поменьше и, сорванный и подхваченный ветром, запорхал меж веток. Как черная летучая мышь.

***
Одна половина лица подставлена солнцу, другая - зашторена тенью. Одна половина души светлая, другая - темная.
Одна половина мира теплая, другая - холодная.

***
Ночные кошмары? Твои ночные кошмары транслируют по всем центральным каналам.

***
Дежурный на станции метро уговаривал женщину, у которой разыгралась - очень редкая в наши дни - боязнь турникетов. Боязнь эскалатора, на мой взгляд, и то встречается куда чаще.

***
А он если и был моральным уродом, то таким, что не прятал свою личину под какой-нибудь бумажный пакет, а заставлял писать с нее картины.

***
Взгляд у него был такой бегающий, что его глаза за очками напоминали двух рыбок, плавающих в тесных аквариумах.

***
Облака тянутся по небу длинно, тонко, волнисто, словно серебристая тина. И где-то далеко, сквозь ее гущу медленно плывет белая лодка полумесяца.

***
В наушниках пела по-французски какая-то певичка, приторно-сладким, как помадка, голоском. Его вкус я уже почти начал разбирать, как вдруг плеер протестующе пискнул, и батарейка таки сдохла. Сдохла на середине песни. Дурная примета. Очень дурная; дурнее, чем рассыпанная соль.

***
Солнце за шторой постепенно поднимается над подоконником все выше и выше. Первый раз за все эти серые дни - настоящее, чистое, блещущее всеми лучами и во все стороны. Оно вышило белым золотом длинношейные тюльпаны на кофейного цвета ткани.

***
Тонкий, как льдинка, зазубренный осколок неба застрял между жесткими краями двух неплотно задернутых штор. Взгляд за него тоже зацепился, за этот ярко-голубой кристалл, и вот уже несколько минут все никак не хочет с ним расставаться.

***
(Габен)
Странный ты человечек, мелкий. Для тебя как будто вся жизнь целиком - игра понарошку. И играя, ты умудряешься проигрывать азартнее, чем выигрывать. И единственное утешение у тебя, наверное, - та самая заветная кнопка, на которую всегда можно нажать после того, как выплывет надпись “Гейм'з овер”? Как на пэка, а не как на игровых автоматах: твои промахи не всегда вылетают тебе в копеечку, потому и монетку не всегда нужно держать наготове. Ты твердишь себе, что в любой момент можно начать все с начала, с чистого листа: уехать в другой город и никогда больше не видеть ни тех, ни этих людей, заняться новым делом, в котором ты пусть и не успел себя попробовать, но с другой стороны - не успел в нем и разочароваться…
Ну и чего ты нажил себе больше, таким образом? Болячек или жизненного опыта?
Да нет, я вовсе не учу тебя жить: я и сам, честно говоря, не бог весть как умею…
Я просто пытаюсь понять: как же так можно?

***
(Гексли)
Знаете, в жизни между людьми случаются и такие вещи, которые заканчиваются не хорошо и не плохо. Ни счастливо, ни драматично. Они просто - заканчиваются. Навроде того, как переворачиваешь последнюю страницу хорошей книги, видишь титры классного фильма, бегущие по экрану, или облизываешь палочку от эскимо.
После этого же никто не спрашивает, что делать, куда идти и кого ему теперь любить?
Жизнь, спасибо тебе за каждый такой конец. Такие - мои самые любимые.
запись создана: 17.05.2015 в 01:10

@темы: Dancing with the Muse

23:46 

Двадцать процентов

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Двадцать процентов
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: психология, повседневность
Персонажи: Гюго, Робеспьер
Рейтинг: G
Сюжет: Как говорил Сократ - "Заговори, чтобы я тебя увидел".

Двадцать процентов

@темы: фанская фикция, соционика, психология, повседневность

00:23 

"Все будет хорошо?"

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: "Все будет хорошо?"
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: психология, драма
Персонажи: Наполеон/Бальзак, Дон Кихот, Дюма
Рейтинг: G
Сюжет: О пользе сказанных слов и несделанных дел.

"Все будет хорошо?"

 

@темы: фанская фикция, соционика, психология, драма

21:21 

Качели

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Качели
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность, философия
Персонажи: Габен/Гексли
Рейтинг: G
Сюжет: "А качели скрипят устало, но пронзают со мною воздух..." (с)

Примечания: триптих, однако.

I

II

III

 

@темы: философия, фанская фикция, соционика, повседневность

12:50 

Лучший рождественский подарок

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Лучший рождественский подарок
Фандом: Sherlock BBC
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: ангст, драма
Персонажи: Молли, Джим
Рейтинг: G
Сюжет: грустная рождественская сказка

Примечания: Это было писано настолько давно, когда я еще даже не была знакома с шерлокоролёвками, а была знакома только с сериалом.

Лучший рождественский подарок

@темы: Sherlock BBC, ангст, драма, фанская фикция

12:43 

Лажа.

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Лажа
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность, юмор
Персонажи: Дюма, Дон Кихот, Габен, Гексли, Бальзак, Наполеон, Гюго
Рейтинг: G
Сюжет: Потому что каждому из нас, в конце концов, давно или недавно, пару раз или все двести, по мелочи или по-крупному, самым нелепым или самым невероятным образом - но случалось наЛАЖАть в жизни так, чтобы оно вошло в историю. Причем вошло бы в нее торжественно и с достоинством.

Ртуть

Рассольник

Надпись

Телефонный разговор

Курган
запись создана: 13.01.2014 в 19:17

@темы: юмор, фанская фикция, соционика, повседневность

21:58 

Кофе или цикорий?

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Кофе или цикорий?
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: драббл
Жанр: повседневность
Персонажи: Дон, Дюма
Рейтинг: G
Сюжет: Кофе, французские фильмы, джава-скрипты, дуализация - все смешалось в доме Облонских.

Кофе или цикорий?

@темы: фанская фикция, соционика, повседневность

18:21 

Привет, мамочка!

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Привет, мамочка!
Фандом: Ориджиналы
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: философия, психология, драма, повседневность
Персонажи: Ловец, эрпэгеймер
Рейтинг: G
Сюжет: Мне всегда казалось, что быть персонажем фанфика и быть персонажем форумной эрпэгэшки - это не одно и то же.
Оказалось - не казалось.

Привет, мамочка!

@темы: драма, повседневность, психология, фанская фикция, философия

13:10 

Дирижабли.

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Дирижабли
Фандом: Guilty gear
Автор: Alassante
Переводчик: Черный голубь
Источник: A Brief History Of Airships
Размер: драббл
Жанр: приключения
Персонажи: Мэй, Джонни
Рейтинг: G
Сюжет: В небе дирижабли. Лето будет жарким...

Дирижабли

@темы: приключения, переводы, Guilty gear

22:28 

Без названия.

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название:
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: повседневность, психология
Персонажи: Гюго, Дюма
Рейтинг: G
Сюжет: Чай на крыше и минутка чистой, что называется, экзистенции.

На самом деле, тут "гораздо больше автора, чем всего остального". Потому и писано это будет, что называется, "в стол". В этом странном "стихе в прозе" не случилось ни динамичного сюжета, ни великого смысла, ни беты, да и названия, как такового, тоже нет.
Осталась только горечь. И посвящение. "Своему" Бальзаку.


Без названия

@музыка: Kings Of Convenience - 24-25

@темы: повседневность, психология, соционика, фанская фикция

15:19 

Квазидружба

"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Название: Квазидружба
Фандом: соционика
Автор: Черный голубь
Размер: мини
Жанр: повседневность, психология
Персонажи: Гамлет, Гексли
Рейтинг: G
Сюжет: Дружба в квазитождестве - это отнюдь не договариванье друг за другом фраз, не заглядыванье друг другу в рот и даже не угадыванье мыслей.

Квазидружба

@темы: фанская фикция, соционика, психология, повседневность

"Write me!"

главная